fbpx
Подписаться на рассылку
актуальные новости I достоверная аналитика
00:57
27.02.2021
¥

СМЕРТОНОСНАЯ ПУТИНА: КРАСНАЯ РЫБА ПОД УГРОЗОЙ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ

На протяжении нескольких лет в бассейне Амура наблюдается снижение объёмов вылова тихоокеанских лососевых пород рыбы. Осенняя путина 2020 года показала, что, преимущественно, проблема затрагивает территории верхнего Амура.


По прогнозам ученых, если не уменьшить промысловую нагрузку, то через несколько лет жители могут остаться без традиционных водных биологических ресурсов — лососевых пород рыбы.
С проблематикой отрасли разбиралась редакция АВРОРА⭕МЕДИА.

История становления отрасли

Россия насчитывает более 2,8 млн рек, но даже не каждый дальневосточник задумывается, насколько удивителен Амур. Только представьте: площадь бассейна реки в три раза больше территории Франции! А она, на минуточку, равна 644 тысячам квадратных километров. Такие исходные данные позволяют занимать десятое место среди самых протяжённых рек на Земле. Но, помимо этого, дальневосточная водная артерия является кладезем ценных биоресурсов, так необходимых местным жителям.

Издавна добычей рыбы на Амуре занимались коренные народы, а в последствие и русские переселенцы. К концу XIX века началось развитие промышленного рыболовства, которое стремительно набирало обороты. Только в Николаевске, до 1870 года ставшим главным и крупнейшим портом на Дальнем Востоке, было образовано несколько предприятий, способных прокормить все население города.

Примечательный факт: в период с 1896 по 1899 годы численность жителей увеличилась в 2,5 раза. К слову, именно c этого времени население Николаевска на протяжении следующих ста лет стало расти.

Начало ХХ века для рыбопромышленников стало прогрессивным толчком. С приходом железной дороги в Приамурье, продукция стала пользоваться спросом не только по региону, но и на соседних рынках. Оно и не удивительно: что тогда, что сейчас в лимане ловят очень качественную рыбу с нежным и жирным розовым мясом. К слову, объемы добычи лососевых с каждым годом увеличивались.

У «Красной» страны и рыба красная

На период с 1914 по 1921 годы отрасль впала в забвение. Первая мировая война, Февральская, а затем Октябрьская революции парализовали добычу вплоть до 1922 года. Власть Советов открывала новые предприятия, стали образовываться артели и рыболовецкие колхозы. Позднее было введено нормирование промысла. Уже в то время государство следило за использованием орудий лова. Особое внимание уделялось вопросам снижения количества плавных сетей, поиску возможных альтернатив и применения их на практике. Всё делалось под строгим наблюдением науки и созданных надзорных органов.

СПРАВКА
Плавная сеть — промышленная рыболовецкая снасть, используемая для вылова биологических ресурсов. Особенности применения такого орудия — преграждение хода рыбы. Минусы заключаются в том, что выборка сетью не позволяет рыбе проходить вверх по течению.

В советские годы не стояло задачи максимально увеличить улов рыбы, все работали по установленным лимитам. И ведь всем хватало!
Было много нерестилищ, лососевые свободно мигрировали к местам продолжения рода. На среднем и верхнем Амуре прекрасно понимали, что основные объемы должны добываться в низовье реки. Именно поэтому в серединной части Амура было не так много рыболовецких предприятий. Однако, в 1950х годах руководство страны распространило промысел по всей длине реки. Последствия такого громогласного решения оказались катастрофическими — за 8 лет закончилась практически вся рыба! В 1960-х годах объемы добычи резко сократились, потому что лосось попросту не шел на нерест в Амур. Привычные места откладывания икры покрылись толстыми слоями ила.

Фото: hab.kp.ru

Лишь в 1980-х годах снова открыли лов, но с оговоркой, что заниматься добычей можно было только до Ульчского района Хабаровского края и общая квота на путину не превышала 1 тысячи тонн. Такие меры способствовали восстановлению популяции лососевых и постепенному возвращению косяков к прежним местам нереста.

Амурские волны

Советский режим пал, что принесло огромное количество изменений и привело страну к рыночной экономике. Колхозы, которые не сумели перестроиться на рельсы существующей действительности, прекращали своё существование. Впрочем, ниша пустовала недолго и её заполонили частные организации различных форм собственности. Такой всплеск предпринимательской активности был подогрет, так называемым, «рыбьим бумом».

К началу 2000-х годов количество пользователей на реке было ограничено 40 участниками, включая общины коренных малочисленных народов севера. По нормативам им выделялись жесткие квоты на добычу лососевых. Стоит отметить, что на тот период еще оставались возможности вести качественный контроль. Отсутствие разрешения на добычу рыбы могло караться не только штрафами, но и уголовными сроками.

По-новому распределять ресурсы начали только в 2008 году. Для этого даже написали новый свод правил. Представители научного сообщества стали обладать весомыми аргументами, позволяющими им оставлять за собой решающее слово. Именно комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб определяла, сколько биоресурсов можно выловить. Тогда же началось разделение на рыболовные участки для промышленников и нужд аборигенов. С этого момента улов в Амуре начал расти в геометрической прогрессии.

Фото:club-rf.ru

Переломным стал 2016 год. Такого улова не было за всю советскую и российскую историю. Общий объем добычи составил более 80 тысяч тонн! Половина лососевых была выловлена в бассейне реки. Но такая «радость» не могла продолжаться вечно.

Годом позже ситуация начала резко ухудшаться. Свой «кусочек» Амура получили аж 73 зарегистрированные промысловые компании, но, по итогам очередной путины, количество и качество выловленной рыбы было плачевным. Сотрудники Хабаровского филиала ФГБНУ «ВНИРО» отметили, что чрезмерное воздействие промысла и браконьерства точно наложит свой отпечаток на будущие годы. Число производителей («икроносящей» рыбы) на нерестилищах, за которыми наука пристально следит, резко снизилось. Аналогичная ситуация повторилась и в 2018 году.

С комментариями для АВРОРА⭕ МЕДИА по сложившейся обстановке выступил член общественного совета министерства сельского хозяйства, председатель общественного совета Нанайского муниципального района и генеральный директор Фонда поддержки изучения, воспроизводства и охраны естественных нерестилищ тихоокеанских лососей в Хабаровском крае «ПИВОН» Александр Булдаков:

«Я всегда говорил, что рыба — ресурс краевой. И местные промысловые компании, которые работают на Амуре, платят налоги в бюджет края. Следовательно, именно краевые власти должны взять на себя функции по охране нерестилищ. Создать общественный «кулак», который будет отгонять недобросовестных добытчиков от этих мест. И это достаточно просто сделать. Еще 10 лет назад я предлагал платить по 1 рублю с каждого килограмма пойманной рыбы. И этими средствами финансировать охранную деятельность. А сейчас мы оказались не готовы — нет стратегии, что отражается на добыче рыбы и ее воспроизводстве».

Проблема очевидна. Достаточно взглянуть на динамику роста сетей, которая, к слову, с 2018 года выросла в 2 раза до 2269 штук! И это только те, на которые выдали официальные разрешения. Если сложить эти орудия лова и вытянуть в одну линию, то длина составит более 3 тысяч километров. Это расстояние сопоставимо с маршрутом Хабаровск-Иркутск и является тридцатикратным превышением правил рыболовства. Тем временем, количество ставных орудий лова или, так называемых, заездков, которые являются альтернативой сетному лову, уменьшилось с 37 до 18. Данный вид ловли не наносит ущерба рыбе. Она не застревает в ячеях сети и остается живой. Остальное стадо лососевых свободно продолжает свое движение на нерест. Такой шаг был совместным решением промышленников и представителей науки для снижения объемов вылова и дальнейшего заполнения нерестилищ. К слову, почти все ставные орудия лова находятся в лимане Амура.

Бизнес по-дальневосточному

Ставной невод
Фото: histfishing.ru

Путина 2020 года для рыбопромышленников края проходила в крайне непростых условиях на фоне борьбы с пандемией коронавируса. Помимо основных затрат, предприятия вложились в финансирование эпидемиологических мероприятий — тестирование на COVID-19, обеспечение средствами индивидуальной защиты, выплата зарплат во время 14-дневного карантина приезжающим сотрудникам и оплата транспорта.

Несмотря на это лимиты получили более 50 рыбозаготовительных предприятий. Особенностью этого года стал добровольный отказ ловли летней кеты. Стоит отметить и запрет Росрыболовства на использование плавных сетей при добыче. Рыбакам, для которых это орудия лова было основным, пришлось искать другие пути решения. И они нашлись: закидные и ставные невода.

СПРАВКА
Закидной невод — рыболовецкое орудие облова. Принцип действия заключается в том, чтобы охватить определенную площадь водоёма и притянуть рыбу к берегу.

Ставной невод — стационарное орудие лова. Неподвижное крыло направляет рыбу в специальную ловушку. Особенность данной снасти является то, что рыба долгое время остается живой и неповрежденной внутри «накопителя».

СМЕРТОНОСНАЯ ПУТИНА КРАСНАЯ РЫБА ПОД УГРОЗОЙ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ
Закидной невод
Фото: luxsol.ru

Но, как оказалось, не все умеют ими пользоваться. Конечно, ведь для этого необходимо дополнительно набирать персонал, закупать лес, иметь судно с низкой осадкой для того, чтобы забивать колы в дно и по осени их выдёргивать — все это дорого. Оттого промышленникам проще нанимать браконьеров со своей техникой и грести рыбу сетями, отдавая половину улова им.

Такими недобросовестными усердиями Хабаровский край получает подбитое стадо кеты и горбуши, которые в родные реки возвращаются все меньше. И катастрофа заключается в том, что производители («икроносная» рыба) не доходят до нерестилищ. «Родильные дома» заиливаются и на следующий нерест самцы уже не могут выкопать яму, а самка просто скидывает икру, которую, конечно, унесет течением.

Аборигены «с проблемами»

На сегодняшний день в Ассоциации коренных малочисленных народов севера ясно видят проблему, которая сложилась не день, и не два назад. Однако, подойти к решению вопроса без помощи федерального центра до сих пор не удается. Даже промышленники подключились к обсуждению и готовы поддержать инициативу запрета сетей на Дальнем Востоке.

Директор рыбодобывающей компании Степан Шишман отметил:

«Ранее, в 2019 году, Президент России высказывал позицию о том, что к коренным народам следует относить не только по национальному признаку, но и людей, постоянно проживающих на этих территориях. Мы считаем, что для точного учета нужен реестр коренных народов севера».

Таким образом, мы подходим к ситуации, что на реке существует два промышленных лова. Есть лов предприятиями, а есть КМНС.
По пробной переписи в 2018 году на весь Хабаровский край насчитали 22 тысячи коренных жителей. По закону о рыболовстве, КМНС имеют право на добычу водных биологических ресурсов в строго установленных объемах. Например, за путину каждый абориген может выловить 100 кг осенней кеты и 50 кг горбуши. Каждый год эти показатели меняются. Однако, без существенного демографического прироста, коренные жители в 2020 году подали 31 тысячу заявок по Амуру. Из них организовано более 60 общин, которые имеют права вылова до 100 тонн. На практике же, как ни странно, половина общин к коренным народам отношения не имеют от слова совсем. Создать некоммерческую организацию не составляет труда. Для этого необходимо согласие трех аборигенов. Эти псевдо-КМНС имеют облегченный доступ к ресурсу и такое же оборудование, как у легальных добытчиков. Более того, заявки на осуществление вылова рассматриваются в приоритетном порядке, нежели у игроков промыслового рынка. Деятельность общин невозможно проконтролировать. Как минимум потому, что надзорным органам не хватает для этого кадров.

«Узаконенное браконьерство» — третья часть проблемы. Недобросовестные предприниматели, чаще всего с фамилиями, характерными для людей из бывших республик Советского Союза, зная о преимуществах КМНС, организовывают сбор квот от жителей деревень. Они оформляют большое количество доверенностей (хоть это запрещено законодательством). И начинают свою деятельность по вылову лососей, попутно нанося ущерб другим обитателям акватории.

Фото:gazetaeao.ru

Как и в случае с псевдо-КМНС, деятельность этих «названных представителей» не контролируется. Никто, попросту, не проверяет условного «рыбака» на то, сколько или где он выловил рыбу. Ведь в таком случае он просто покажет нотариальные доверенности, что действует в рамках установленных правил.

Впрочем, есть надежда, что ситуация скоро изменится: в 2021 году вступят в силу ряд законов, созданных для регуляции отрасли. КМНС должны встать на свою защиту, ведь при таком раскладе ресурса в скором времени не будет хватать. В интересах самих аборигенов отсеять лжепредставителей и, наконец, выяснить, сколько же их на самом деле.

Безусловно, проблему надо решать, потому что 80% нерестового фонда уже находится в 120 километрах от устья Амура. Негативную ситуацию необходимо переломить как можно скорее. Восстановится ресурс лосося — будут работать заводы, люди — получать зарплату, государство — налоги. А главное — отрасль будет развиваться.

Какой будет новый 2021 год для рыбопромышленников?

Год — нечетный, то есть «не горбушевый». Учитывая рекомендации науки по объемам вылова, представители отрасли вряд ли соберутся выходить на летнюю путину. А вот на осень смотрят с воодушевлением. Главное, успеть к этому времени навести порядок.


™️

Информационные ресурсы AURORA

©️Telegram | AURORA_MEDIA
©️YouTube | AURORA_MEDIA
©️Phone | +7 (4212) 900-900
©️WhatsApp Telegram WeChat | +79098007111
©️MediaGroup | @group_aurora @aurora_group
©️E-mail | media@auroragroup.info
©️Web | AURORA.RED

ПОДЕЛИТЕСЬ новостью через соц. сети:
Поздравляем, вы подписались на рассылку информационного агенства aurora media
​680022, Хабаровск, Больничная 8б
бизнес центр Аврора
Подписаться на рассылку