fbpx
Подписаться на рассылку
актуальные новости I достоверная аналитика
21:10
06.03.2021
¥

ЛОСОСЬ ШРЕДИНГЕРА: если не изменить правила игры, через 3-5 лет рыболовецкая отрасль на Амуре исчезнет

То, что рыбы в Амуре становится меньше, интуитивно чувствуют даже те, кто не слишком любит это блюдо. А уж настоящие рыбаки точно знают: последние годы лососевая путина становится все скуднее.


Эксперт в рыбной отрасли, председатель делового объединения содействия развитию экономики Хабаровского края «Наш край» Дмитрий Ноженко убежден: если ситуацию не изменить, то через пять лет мы похороним рыбную отрасль края.

Помимо катастрофических последствий для экономики, будут не менее катастрофические последствия в социальной сфере.

 «По правилам «больших чисел» сухие цифры красноречиво говорят сами за себя. Прежде всего, с 2016 года вылов лососевых в бассейне реки Амур сократился в 10 раз! Если раньше он составлял 50 тысяч тонн, то сейчас эта цифра упала до пяти тысяч, — объясняет эксперт. — Что касается товарооборота, то он также значительно снизился — если ранее было консолидировано около 10 миллиардов рублей, то сегодня — чуть больше миллиарда».

Отрасль сжимается, и как черная дыра, втягивает в себя сопутствующую сферу: рыболовецкий флот, предприятия по переработке рыбы, транспортные предприятия, торговую сеть. То есть влияет на достаточно крупный сегмент экономики. Добавьте сюда сокращение рабочих мест – десятков тысяч рабочих мест! — и получите серьезное обострение социально-экономической обстановки в крае. Для того, чтобы не получить крупные проблемы в будущем, нужно поработать в настоящем. Для начала – умерить аппетиты.

Фото: habarov.today

«Итак, объем добычи и товарооборота упал в 10 раз. При этом количество рыбодобывающих предприятий на Амуре за 10 лет возросло в три раза. Также существенно увеличилось количество рыбопромысловых участков и орудий лова, — продолжает Дмитрий Ноженко. – Сейчас в бассейне реки Амур на протяжении всего нерестового хода мы имеем порядка 30 тысяч сетных орудий промысла длиной от 100 до 150 метров. Они сконцентрированы на участке от устья реки Амур до Хабаровска на протяжении одной тысячи километров. Соответственно, общая длина используемых сетей составляет три тысячи километров (3 000 000 метров!) – расстояние в линию от Хабаровска до Иркутска».

Такая концентрация промышленных сетей, объясняет эксперт, входит в противоречие с действующими правилами рыболовства, согласно которым допустимое расстояние между сетями составляет не более одного километра. Соответственно, на участке нерестового прохода в 1000 километров может находиться порядка 1000 сетных орудий лова. Несложно посчитать, что существующее количество сетей — 30 тысяч — превышает данный предел в 30 раз.

Как следствие, и жители небольших сел на Амуре и реках его бассейна подтвердят: рыба попросту не доходит до нерестилищ.

«При этом, как свидетельствуют ученые, до реки Амгунь и нижних притоков рек края лосось доходит и нерестится там нормально. А вот выше реки Амгунь до Хабаровска заполнение нерестилищ и подходы к рыборазводным заводам на реках Амгунь и Гур резко сократились, потому что основная сетевая нагрузка начинается именно как раз от Амгуни и до самого Хабаровска, — продолжает Дмитрий Ноженко. — Именно здесь у нас основное браконьерство. Плюс в этом районе расположено большое количество подъездных путей, в отличие от нижнего Амура, что также способствует беспрепятственному доступу на реку, в том числе — нелегальных заготовителей красой икры».

Браконьеры, кстати, бывают разными. Есть откровенные браконьеры и с ними борются рыбоохрана, прокуратура, полиция. А есть замаскированные, которые выходят на рыбалку на законных основаниях. Речь идет о тех, кто выдает себя за представителей коренных малочисленных народов Севера. Об этой проблеме давно говорят активисты КМНС, о ней знают на самом верху и, кажется, найден способ ее решить.

«Буквально восемь лет назад на Амуре численность КМНС составляла три тысячи человек, а сейчас их свыше 30 тысяч. По оценкам профильных специалистов и отраслевых экспертов, объемы такого вылова сейчас сопоставимы и соразмерны промышленному рыболовству», — констатирует эксперт.

«Я бы порадовался демографическому взрыву, но в реальности он существует только на бумаге. Дело в том, что после того, как в паспортах у нас исчезла графа «национальность», стало невозможным документально ее подтверждать. Так и появились у нас «нанайцы» с фамилиями, характерными для кавказских республик: Грузии, Азербайджана. Нет, я не против развития бизнеса, но на законных основаниях. Льготой может пользоваться только тот, для кого она разработана. Именно поэтому в ближайшее время начнется работа по составлению Реестра коренных малочисленных народов России, на основании которого будут выдавать квоты на вылов рыбы и другие льготы»,- комментирует Дмитрий Ноженко

Это в будущем, а сейчас что делать?

«Безусловно, судьбу отрасли и проблему сохранения популяции лососевых должны решать специалисты. При этом инструментарием для выработки таких предложений, несомненно, должны быть данные и статистика, которые я приводил выше, — продолжает Дмитрий Ноженко.

ЛОСОСЬ ШРЕДИНГЕРА если не изменить правила игры, через 3-5 лет рыболовецкая отрасль на Амуре попросту исчезнет
Фото: Известия

Основное — сократить промысловую нагрузку и обеспечить беспрепятственный доступ лососевых к нерестилищам. Полагаю, глава края как председатель комиссии по анадромным видам рыб, поддержит такую меру. В том, что у Михаила Дегтярева хватит политической воли для спасения Амура, лично у меня сомнений нет».

Инициативу наверняка поддержат органы федеральной власти, которые тоже заинтересованы в сохранении ценных биоресурсов Дальнего Востока и стабильной социально-экономической ситуации. По мнению эксперта, тут изобретать ничего не нужно – есть хорошая практика, действовавшая в Советском Союзе.

«Прежде всего, это запрет перемещений плавсредств в период нерестового хода в местах нереста, наведение порядка в учете коренных малочисленных народов Севера и осуществлении ими традиционного лова, запрет промышленного лова выше села Мариинское. Именно такие стоп-координаты для осуществления промышленного лова использовались в практике в бытность Советского Союза», — перечисляет Дмитрий Ноженко.

При этом есть орудия лова, которые могут работать с ресурсом гибко – ставные. Они устанавливаются по береговым линиям, при достаточном ходе стада – выбирают рыбу, при недостаточном – лосось свободно проходит по глубине.

«Необходимо принять нормы, ограничивающие текущую промысловую нагрузку и освобождающие от промыслового прессинга коридоры для нерестовой миграции. Такие нормы должны содержаться в правилах рыболовства, а также решениях исполнительных органов Хабаровского края, — уверен эксперт.

Амур и его биоразнообразие нужно спасать для будущих поколений. Осталось, чтобы мнение специалистов услышали те, кто принимает решения.


™️

Информационные ресурсы AURORA

©️Telegram | AURORA_MEDIA
©️YouTube | AURORA_MEDIA
©️Phone | +7 (4212) 900-900
©️WhatsApp Telegram WeChat | +79098007111
©️MediaGroup | @group_aurora @aurora_group
©️E-mail | media@auroragroup.info
©️Web | AURORA.RED

ПОДЕЛИТЕСЬ новостью через соц. сети:
Поздравляем, вы подписались на рассылку информационного агенства aurora media
​680022, Хабаровск, Больничная 8б
бизнес центр Аврора
Подписаться на рассылку